Get Adobe Flash player

БГ впервые услышал песню «Город золотой» в театре

Борис Гребенщиков в своей радиопрограмме «Аэростат» рассказал о том, как он впервые услышал песню «Город золотой», и как петь правильнее: над небом голубым, или под небом голубым?
В новом выпуске «Аэростата» Борис Гребенщиков так рассказывает историю этой знаменитой песни:
«Когда-то в середине 1970-х годов в самодеятельном театре Эрика Горошевского мне довелось услышать неизвестную песню завораживающей красоты. Она начиналась словами «Под небом голубым есть город золотой». В театре все были знакомыми, и дождавшись конца спектакля, я немедленно умолил Леню Тихомирова, который пел эту песню в спектакле, показать мне, как она играется – после чего эта песня на многие годы вошла в репертуар Аквариума.
Естественно, было интересно узнать – кто же ее написал. Вскоре обнаружилось, что музыка была взята с пластинки фирмы «Мелодия» и была написана неким средневековым композитором по имени Франческо де Милано; но кто же написал слова? Я спрашивал, назывались разные имена, самые нелепые, вплоть до Бродского и Юнны Мориц, но как-то все это не убеждало.
Только спустя десяток лет удалось установить причины такой тайны: авторами слов, оказывается, были два уехавших в эмиграцию петербургских поэта – Леша Хвостенко и Анри Волохонский, а про «уехавших» упоминать было нельзя.
Кстати, после перестройки выяснилось, что и музыку написал вовсе не Франческо де Милано, а скромный преподаватель гитары Владимир Вавилов, который эту пластинку, собственно, и составлял – и чтобы его мелодия увидела свет, приписал ее средневековому мастеру.
Но была одна загвоздка. В оригинале первая строчка звучит «над небом голубым». А я всегда пел «под небом голубым» – так мне услышалось, когда я первый раз узнал эту песню; так я и привык петь.
И вот однажды в Париже поздней ночью меня познакомили с одним из авторов этой песней, чудесным человеком, поэтом и художником Алексеем Хвостенко.
Дело было так – осенью 1991 года нас с Курехиным неожиданно позвали играть на фестиваль в Париж; а ночью, после выступления, повезли в гости, на бывший завод, переделанный в сквот, где жила бесконечно разношерстная и очень теплая интернациональная компания художников и поэтов; одним из заводил сквота был Леша Хвостенко, который там и жил, и работал. Я первый раз в жизни оказался в таком месте, и мне все было обезоруживающе интересно; вот только Хвост на меня смотрел как-то странно; потом когда после многих кубков легкого вина мы все-таки разговорились, он все объяснил: оказалось – ему рассказывали, что я присвоил себе его песню; когда же выяснилось, что я никогда не претендовал на авторство и, напротив, – более 15 лет искал – кто тот гений, что ее написал? – недоразумения были прояснены, и мы расстались друзьями.
Но один вопрос все-таки остался – так «над» или «под»? К чести Леши Хвостенко надо сказать, что выслушав мои сбивчивые объяснения того, как я чувствую эти слова, он заключил, что я имею полное право петь так, как считаю правильным.
Надо сказать, что причина петь так – и так считать – у меня была довольно основательная. Ведь исходя из текста песни «город золотой» – очевидный аналог одновременно Эдема и Царства Божия. А в Евангелии сказано: «Не придет Царствие Божие приметным образом, и не скажут: «Вот, оно здесь», или «вот, там». Ибо вот, Царствие Божие внутри вас» (Лк. 17, 20-21)».

 http://newsmuz.com/news_3_28036.htm

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Рубрики

заказ статьи

Архивы

RSS Неизвестная лента

Посетителей

Сегодня: 89