Get Adobe Flash player

Сага о судьбах. Давид

Вилен Злотников. Сага о судьбах. Давид


Никакое государство не будет стабильным, если в нем нет опоры — народа, который является большинством в стране. Если славянские культуры были основой в эпоху до начала освоения восточных этносов, то постепенно, принимая или завоевывая другие поселения, число славян в общем населении постепенно нивелировалось, растворяясь в небольших народах и народностях. «Народная» власть взяла за основу российский рабочий класс, который в то время был также в большинстве своем русским, поскольку остальные общности с опаской относились к заводам и фабрикам. Даже во второй половине двадцатого века подавляющее число рабочих даже на националистических окраинах была русской, поскольку местные общности имели преимущества, в первую очередь, в по закону держать достаточное количество скота.
В связи с этим национальные меньшинства, в отличие от самого русской общности, оказались более сплоченными и организованными. Некоторые поддерживали завуалированную ненависть к всему русскому, некоторые применяли все свои преимущества для развития собственной культуры, в том числе и семьи. Если в России проповедовался интернационализм, то на окраинах — скрытый национализм. Не было бы национализма, наш огромный народ мог бы стать единым с единой, обогащенной национальными традициями культурой. Но, увы, национальная составляющая была забыта большевиками, что позволило каждому даже малой общности остаться в своих собственных национальных рамках.
Место действия первого повествования Вилена Злотникова — Украина со всей своей неоднозначной палитрой. Советская власть по национальной принадлежности представляла собой «прогрессивную» еврейскую верхушку, опирающуюся на сознательный в революционном порыве рабочий класс (прорусский), помогающий задавить несознательное проукраинское сельское население. При этом так называемую прослойку (интеллигенцию) власть ограничивала настолько, насколько можно это сделать в поселениях…
А что же малые народы? Вспомним, как ограничивали еврейскую общину в плане проживания в крупных городах. Это еще была царская Россия. А как был негласно введен пятипроцентный ценз на прием молодых и способных евреев в высшие учебные заведения?
Как часто мы видим, как чувствуется нашему соседу? Тем более, если он – из национального меньшинства? Ведь ему приходится приспосабливаться к условиям существования, традициям и языку местных жителей. А если это меньшинство еще и негласно притесняется?
В книге Вилена Злотникова показывается судьба одной семьи, начиная от потрясений начала двадцатого века. Многое приходится испытать, но сплоченность и взаимопомощь помогают выжить даже в самых невозможных условиях.
Есть одна удивительная мысль, несколько раз проникающая сквозь повествование: искренне верующий еврей не должен участвовать в политический жизни страны или края, где он проживает, если он — не коренной житель. Можно помогать развивать эту страну, вести бизнес, но ни в коем случае не стараться изменить политическую систему. Об этом забыли неверующие евреи и активно участвовали в самых горячих событиях по расшатыванию конституционного строя России, а затем разлагали и советскую власть. Это — красивая мысль, мудрая и вечная. Ты пришел в чужую землю, так живи и не мешай коренным общностям развиваться так, как они это устанавливают. Наверное, то же самое можно написать и о людях любой национальности, если они проживают в чужой стране. Если бы эта мысль получила развитие, то не было бы переворотов, приводящих к огромным жертвам, не было бы разрушительных во всех отношениях войн и в нашей бытности. А ведь мысль проста: уважай коренного жителя, и он ответит тебе тем же!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Рубрики

заказ статьи

Архивы

RSS Неизвестная лента

Посетителей

Сегодня: 45