Get Adobe Flash player

В Екатеринбурге поставили синтетический балет в декорациях Ван Гога

«Тщетная предосторожность» — один из самых старых балетных спектаклей. Впервые он был поставлен Жаном Добервалем в 1789 году и назывался «La Fille mal gardée» (дословно — «Дочь под плохим присмотром»). Любопытно, что это единственный классический балет, в котором герои были современниками зрителей. Причем не богами и героями, а простаками и хитрецами.
Аллюзии с прошлым у екатеринбургского зрителя возникнут не раз и не два, когда он, к примеру, узнает в Марцелине, матери главной героини, актера Максима Клековкина. Или когда в дивертисменте артисты балета неожиданно запоют. Именно так было принято в эпоху синтетического, то есть многожанрового театра времен Шекспира и Доберваля.
Открывается спектакль довольно неожиданно: буднями театрального закулисья. Зрителю дают возможность побывать в «Школе танцев». Сухой академический урок в балетном классе незаметно перетекает в подготовку к представлению. Дальше действие развивается стремительно, в его основе — фрагменты классической хореографии Мариуса Петипа и Льва Иванова 1880-х годов, найденные в архивах Гарвардского университета. Дирижеру-постановщику Андрею Аниханову и хореографу-постановщику Сергею Вихареву удалось изящно совместить любовную историю Лизы и Колена в исполнении Елены Кабановой и Кирилла Попова с философской проблемой отцов и детей.
— Произведение Петера Людвига Гертеля не считается суперсложным для исполнения оркестром, — говорит заслуженный артист России Андрей Аниханов, — но сделать искрометный спектакль — задача всегда непростая. Эту музыку нужно исполнять так, чтобы под нее легко и приятно танцевалось, и чтобы она, словно старинная пастораль, услаждала слух.
Сценография для нового спектакля создана главным художником Большого театра Альоной Пикаловой. В ее основе — полотна Винсента Ван Гога, написанные на юге Франции, в Провансе: грубо отесанные столы, на которых стоят бутылки с молодым вином и спелые фрукты, телега с сеном, плетеные стулья. А финал разворачивается на фоне «Ирисов».
К премьере сшили более сотни костюмов, которые расписали вручную в узнаваемой манере знаменитого постимпрессиониста. В главных партиях у швей — лен и мягкий хлопок, ткани, которые редко «принимают» в балет. Зато герои в этих нарядах выглядят так, словно только что сошли с полотен: многослойные юбки из тюля, приталенные жакеты, соломенные шляпки с цветами, шелковые шейные платки. Образ завершают черные и красные пуанты балерин.
— Первоначально мы хотели взять за основу только стиль Ван Гога. Но когда стали разрабатывать тему, выяснилось, что сюжет балета каким-то мистическим образом перекликается с сюжетами картин, которые он писал с 1888 по 1890 годы. Например, у нас есть комнатка Лизы, а у Ван Гога — «Спальня художника в Арле», у нас двор Марцелины, а у Ван Гога — «Ночное кафе», которым владела знаменитая мадам Жину, — говорит Альона Пикалова. — Чрезвычайно сложно рельефную, пастозную живопись Ван Гога перенести на плоскость. Нам это удалось. Скажу честно, я не ожидала, что найду здесь, в Екатеринбурге, такое тонкое понимание очень сложной задачи, и благодарна за работу всей команде.
Справка «РГ»

Автор идеи — известный историк и критик балета Павел Гершензон. Сергей Вихарев, балетмейстер-репетитор Мариинского театра, заслуженный артист России, считается мастером по реконструкции старинных балетов. Им воссозданы, к примеру, «Спящая красавица» и «Баядерка» в Большом и Мариинском театрах, «Раймонда» в театре Ла Скала, а сейчас ведется работа над «Коппелией» в Японии.

 http://www.rg.ru/2015/05/17/reg-urfo/balet.html




coded by nessus

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Рубрики

заказ статьи

Архивы

RSS Неизвестная лента

Посетителей

Сегодня: 24